«Все начинается в религиозной жизни человека с покаяния, со слова «прости», обращенного к Богу и к ближним нашим»

Так обратился к пастве своей Святейший Патриарх Кирилл в Прощеное воскресенье после Литургии в Храме Христа Спасителя в 2015 году, акцентируя внимание предстоящих на том, что Святая Церковь в Неделю сыропустную, воспоминание Адамова изгнания, снова и снова напоминает всем нам о главном условии преображения человеческой души, ради спасения которой пришел еси от Девы, не ходатай, ни Ангел, но Сам, Господь. Сие главное есть прощение ближним всякого их «обидного деяния», обращенного когда-либо в нашу сторону. 


Для чего же необходимо прощать ближним, и почему «все начинается в религиозной жизни человека с покаяния»?

С сими вопросами, излагаемыми в разной интерпретации, сталкивается каждый на протяжении всего периода пребывания в земном мире, находясь в поиске ответа. 

Прежде чем ответить на насущный вопрос, проанализируем варианты развития событий, возникающие при соприкосновении с весьма интересной градацией степени служения человека Богу. 

На сегодняшний день существует как минимум три вариации отношения творения к своему Творцу: первая — рабская, вторая — наемническая, третья — сыновняя. Игумен Киприан (Ященко) так толкует состояния человеческой природы: раб исполняет волю Божию из страха наказания, наемник – ради Царства Небесного, сын – единственно из любви к Богу – своему Отцу. 


Святитель Григорий Богослов пишет по этому поводу следующее: «Мне известны три степени в спасаемых: рабство, наемничество и сыновство. Если ты раб, то бойся побоев. Если наемник, одно имей в виду – получить. Если стоишь выше раба и наемника, даже сын, стыдись Бога как Отца, делай добро, потому что хорошо повиноваться Отцу. Хотя бы ничего не надеялся ты получить, угодить Отцу само по себе награда. Да не окажемся пренебрегающими этим!»

Изучив альтернативность событийности в духовной жизни, в зависимости от личного отношения спасаемого к общению со Христом и, соответственно, служению Богу, попробуем поразмышлять над «рабством», «наемничеством» и «сыновством». На самом деле, каждая из приведенных позиций есть некие ступени, по которым раб поднимается к Господину, наемный работник идет к Начальнику, сын возносится к Отцу. Поднимемся ли мы на ступень выше, достигнув степени сыновства, или нет — все зависит от нас. Совершенно очевидно, однако, что Господь наш Иисус Христос, не смотря на наши усилия или полную инертность по отношению к Нему, не хочет смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был (Иез.33:11). 

Для того чтобы грешник, погрязший в своих мирских попечениях и заботах, нередко напрочь забывающий обращаться к Богу с молитвой, «жив был», Богомладенец пришел в мир, принебрегши всем тем, что так дорого особенно современному человеку, чье сердце только и делает что пребывает в греховном состоянии, словно царь Кощей над златом, суть которые похоти и страсти, чахнет. 


Спаситель Своим образом жизни, начиная от непорочного зачатия и Рождества и завершая Светлым Воскресением, продемонстрировал иной, спасительный путь пребывания в земном мире и призвал нас к покаянию, сказав: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8:34). Именно с отвержения самого себя начинается «ступенчатый путь», о котором сказано выше. 

Раб, боясь биения со стороны слуг Господина своего, отвергается себя и начинает исполнять закон Христов (Гал. 6:2), дабы только не навлечь на себя гнев Божий. Для услады души «наемного работника» Сын Человеческий через Евангелие от Луки предлагает условные требования к претендентам на «награду», говоря: «Прощайте, и прощены будете» (Лк. 6:37). Если же поклоняющийся Отцу в духе и истине (Ин. 4:24), по слову архиепископа Константинопольского, стоит выше раба и наемника, то для скорейшего поднятия по лествице духовной, описанной игуменом горы Синайской преподобным Иоанном Лествичником, ему как раз необходимо будет не просто «прощать ради награды», но начинать с деятельного, искреннего покаяния для дальнейшего самосовершенствования и стяжания «нищеты духа». 

О том, что должно при этом, вне зависимости от того, раб ли кается, «работник» ли поклоны бьет, сын ли молиться с плачем о грехах, приносить свою покаянную жертву Богу не только лишь на словах, но и в делах, учит нас святитель Иоанн Златоуст: «Прощать другим мы должны не на словах только, но от чистого сердца, дабы своим памятозлобием не обратить меча против себя. Оскорбивший нас не причинит нам зла столько, сколько мы сами причиним себе, питая в себе гнев и подвергаясь за то осуждению от Бога. Если мы возлюбим обидевшего нас, то зло обратиться на главу его самого, и он жестоко постраждет; а если будем негодовать, то сами постраждем и при том от самих себя».



  • Поддержите Православных Добровольцев!

    Ваше пожертвование — единственный источник дохода нашего с Вами сайта. Каждый рубль будет немалой помощью в нашем с Вами деле.

    Поддержите Православных Добровольцев прямо сейчас!