В душе ощущение, что все в своей жизни я делаю правильно

В душе ощущение, что все в своей жизни я делаю правильно

Сегодня мне… Нет, не удалось, а посчастливилось потрудиться волонтером в Храме Христа Спасителя. День мой начался в 4.00, когда город ещё спал. Одно только это ощущение, которое возникало внутри меня при виде пустых окрашенных рассветом улиц, уже вызывало приступ счастья. Мне досталась работа с социальной группой, задача была, на первый взгляд, простой — встречать людей и сопровождать их ко входу в храм. 

Сначала я думала, что все легко, понятно и ничего особенного нет, только потом убедилась — не просто. Почти 7 часов без передышки я бегала туда-обратно, встречала, провожала людей, возвращалась и так по кругу. Лил жуткий дождь, нашу группу не спасали ни зонтики, ни дождевики, мы промокли до нитки. В пятиминутных передышках я выжимала свой сарафан, мокрый по пояс, но поток людей не заканчивался. Люди шли, шли, шли; кто сам, кто добирался на инвалидных колясках, кто с костылями, кто с детьми. Странно, но я не раздражалась, меня не злили погодные условия, проезжающие машины, которые иногда чуть ли не по шею окатывали нас ледяной водой из лужи. 

Помогая, я услышала много интересных историй, здесь их и не перечислить. Даже около ступенек, ведущих в храм, люди хватали меня за руки и так искренно говорили «спасибо», улыбались, что я неслась обратно и мне было все равно дождь или град на улице. За 7 часов я услышала «спасибо» миллион раз — в разы больше, чем за семилетнюю работу психологом! 

В небольших временных промежутках, под проливным дождём, мы с нашей группой умудрялись смеяться, кушать оладьи и печенье, заботливо принесенные незнакомцами. 

Увы, были и минусы; часто люди хотели сократить свою очередь под предлогом мнимых болезней, некоторые симулировали приступы, кто-то и вовсе толкал нас, прорываясь вперед. Как ни странно, они не раздражали меня, а вызывали сочувствие. Ну скажите, неужели чтобы попросить (здоровья, счастья, любви, денег — каждому свое), нужно вот так себя вести? Почему-то большинство людей, эта огромная «серая масса», хочет получить все лучшее, даже не прикладывая усилий (стоять в очереди вместе со всеми или идти помогать другим). Глядя на «данную категорию», мне сразу вспомнились слова одного архимандрита Псково-Печерского монастыря, отца Иоанна, говорившего: «Нам дана от Господа заповедь любви к людям. Но любят ли нас они или нет, нам об этом нечего беспокоиться. Надо лишь о том заботиться, чтоб нам их полюбить». 

А когда время моего дежурства закончилось и нас повели к мощам Николая Чудотворца, я совсем забыла, ради чего ехала сюда. Возникло ощущение, что все самое нужное я уже здесь сделала и могу со спокойным сердцем уходить. Поняла, что устала, лишь когда, уже выйдя из храма, направилась в сторону выхода, к метро. 

Оставив все-все за спиной, сняв платок и фартучек волонтера, я снова окунулась в свою привычную жизнь: люди, шум, переходы, светофоры. А там, за спиной, остался другой мир, и в душе — ощущение того, что все в своей жизни я делаю правильно.

Яна Масарновская